Военная история

Страницы истории


Архив

На заметку

Роберт Пшель: "Россия гипотетически может стать членом НАТО"

01.02.2012

Тема: Политика      Сюжет: Россия-НАТО     

Директор Информбюро НАТО Роберт Пшель, будучи в Краснодаре, дал интервью "Интерфаксу" по актуальным вопросам отношений Североатлантического альянса и России, о проблематике противоракетной обороны, о транзите в Афганистан, а также высказал свое мнение относительно образа НАТО в глазах россиян.

- Господин Пшель, какова цель Вашей поездки по российским регионам? Где Вы побывали? С кем встречались? Что обсуждали?

- Я имею честь возглавлять информационное бюро НАТО в Москве, но можно сказать, что в России. Логично, что у нас очень много партнеров, включая официальные лица, министерства, институты, и они находятся в Москве. Но это не все. Также у нас много партнеров в других регионах, ведь Россия - огромная страна. И это наша обычная работа. Очень приятно общаться не только с партнерами в Москве и Санкт-Петербурге. Вопрос больше состоит в том, чтобы найти время. Потому что можно общаться по телефону, обмениваться и-мейлами, но лучше встречаться с людьми лично.

Во время моих бесед с руководством Кубанского государственного университета мы обсуждали темы, связанные с потенциальными совместными проектами. Например, раньше у нас с университетом была хорошая традиция проводить международные конференции. Может, вернемся к этому. Всегда во время встреч можно лучше узнать, кто чем занимается, у кого какие приоритеты. Поэтому если есть заинтересованность, можно найти совместные проекты.

Во-вторых, конечно, это хорошая возможность поучаствовать в дискуссии, выступить с докладом, пообщаться со студентами, преподавателями. Мой доклад был о том, что собой представляет современная НАТО и каковы перспективы в отношениях между Россией и альянсом. Я получил приглашение от руководства ВУЗа и очень рад, что мне посчастливилось приехать в Краснодар.

Еще хотел бы добавить, что в июле в Сочи было очень важное заседание Совета Россия-НАТО, куда приехал и Генеральный секретарь, и все послы НАТО. Были встречи с министром иностранных дел Сергеем Лавровым, другими руководителями. Самое главное: состоялась встреча с президентом России Дмитрием Медведевым. Недавнее общение руководителей НАТО и России в Краснодарском крае стало для меня дополнительным импульсом, чтобы приехать в Краснодар.

Был также очень интересный момент, и это было не запланировано. Передо мной как раз закончил выступать польский посол.

Недавно я посещал университеты в Нижнем Новгороде, в Казани. Там была похожая программа. Ожидается интересное мероприятие с нашим партнером в северной части России: "Зимняя школа" в Великом Новгороде. В прошлом году я участвовал в подобных проектах в Ярославле, Волгограде. Это часть моей работы. И это очень интересно – посещать разные регионы России.

Еще раз повторяю: Москва - очень важный и красивый город, но это не вся Россия.

- Какое у Вас впечатление по итогам Вашей поездки об образе НАТО среди россиян? Как, по Вашему мнению, в России в целом относятся к НАТО? Настороженно? Позитивно? Сохраняется ли восприятие НАТО как врага? Если да, как это можно изменить?

- Я бы не стал говорить, что сохраняется образ НАТО как врага. Но, с другой стороны, честно, нельзя сказать, что все смотрят на НАТО как на партнерскую организацию. Есть вопросы, критика, связанные, прежде всего, с разными операциями НАТО. Среди них те, которые мы недавно проводили, например, операция в Ливии. До сих пор возникают вопросы насчет операции в Косово. Это операции, которые считались здесь спорными. Кроме того, есть вопросы, связанные с системой противоракетной обороны. Эта тема очень популярна в СМИ сегодня. С одной стороны, это можно понять. Я не критикую журналистов. СМИ всегда любят концентрироваться на темах, где есть какое-то разногласие. Мы еще не добились согласия, поэтому о ПРО, может быть, интересно писать.

Если посмотреть на вопросы, которые мне задают и студенты, и преподаватели, то я считаю позитивным, что есть возможность обсуждать разные аспекты. Это серьезный разговор, а не для проформы. И это хорошо, потому что вопросов, связанных с международной безопасностью, много, и они сложные. В этом нет ничего необыкновенного. С похожими вопросами я сталкиваюсь и в России, и когда встречался с различными группами из разных стран НАТО, когда еще работал в штаб-квартире альянса. Самое главное: вести такую дискуссию, чтобы лучше узнавать позиции, это повышает шансы для достижения взаимопонимания.

- Вопрос о ПРО, который Вы уже затронули, серьезно осложнил отношения НАТО и России, и выхода из тупика пока не просматривается. Означает ли это, что надежды договориться можно похоронить?

- Надежда есть. И это не просто надежда "в сфере эзотерики" - просто "я верю, что…". Она возникает на основе того, что у нас есть. Во-первых, существуют разные каналы и структуры с большим опытом. Так, в рамках совета Россия-НАТО есть рабочая группа по вопросам ПРО, которая обсуждает разные темы, начиная от возможности проведения учений, принципов потенциального сотрудничества. Не все знают, но сотрудничество России и НАТО по теме "ПРО ТВД" (Противоракетная оборона на театре военных действий) идет много лет.

Во-вторых, мы не перестаем разговаривать, даже спорить, но разговор идет. К этому нужно добавить разные дискуссии, которые осуществляются по двусторонним каналам. Например, Россия-США, но и не только, диалог идет и с европейскими странами. Это тоже важно.

В-третьих, у нас наработан неплохой опыт: в этом году будем отмечать десятилетие существования Совета Россия-НАТО, и, если посмотреть с исторической точки зрения, то увидим много тем, которые сначала считались сложными по разным причинам, например, Афганистан. Сегодня же у нас сотрудничество, связанное с Афганистаном, очень серьезное и в разных областях: совместная подготовка специалистов по борьбе с наркоторговлей, проект, связанный с поставкой российских вертолетов в Афганистан, транзит грузов НАТО через российскую территорию, борьба с терроризмом. В общем, нам уже много раз удавалось достигнуть взаимопонимания в очень сложных областях. Это дает основание для оптимизма.

Вместе с тем проблемы есть, но нужно стремиться к такому договору, и, я думаю, что политическое желание существует, чтобы продолжать консультации.

- На саммите НАТО в Чикаго планируется определить структуру системы ПРО альянса. Означает ли это, что после саммита позиция НАТО на переговорах с Россией уже не будет подлежать изменениям? Не получится ли тогда игра в одни ворота, когда от РФ страны НАТО будут требовать гибкости и сотрудничества, а сами не будут их проявлять?

- Мы, конечно, надеемся, что в Чикаго будет встреча на самом высоком уровне в рамках Совета Россия-НАТО. Мы понимаем, что такого решения нет, и его будет принимать новый президент.

Но союзники приняли решение о том, чтобы начать строительство территориальной ПРО в рамках НАТО на встрече в Лиссабоне по каким-то логичным причинам. Мы много лет занимались оценкой угроз и пришли к выводу, что реальные угрозы существуют. Потом оценивали, есть ли техническая возможность, чтобы дать в максимальной степени эффективный ответ, выстроить защиту. Союзники пришли к выводу "да", такие возможности есть, потом принялись обсуждать финансовый аспект.

Мы работали над этим проектом много лет и поэтому хорошо понимаем, что в каком-то смысле мы находимся чуть-чуть дальше на пути, связанном с территориальной современной системой ПРО, чем, например, Россия. Но если говорить о политическом желании и заинтересованности НАТО, чтобы сотрудничать с Россией по этому вопросу, то здесь изменений никаких нет и, наверное, не изменится в Чикаго. Мы смотрим на этот процесс в долгосрочной перспективе. Так что время, чтобы договориться, у нас есть. Конечно, я не могу говорить от имени руководителей стран НАТО, но я наблюдаю за дискуссиями, и здесь ничего не поменялось. Предложение со стороны НАТО о сотрудничестве с Россией и наши договоренности в Лиссабоне остаются в силе. Надеюсь, мы будем работать в долгосрочной перспективе.

- Представители НАТО уже неоднократно говорили, что хотели бы видеть Россию в Чикаго. Планируется ли направить России официальное приглашение на саммит?

- Я думаю, что желание НАТО, чтобы встреча на уровне Совета Россия-НАТО в Чикаго состоялась, известно. Мы понимаем, что решение о потенциальной встрече на таком уровне может принимать только новый президент. Также мы понимаем, что нужно подождать такого решения.

- Заинтересована ли НАТО в расширении транзита грузов альянса через территорию РФ в Афганистан? Обсуждается ли возможность новых маршрутов через Россию?

- Очень простой ответ: да, потому что транзит разными путями имеет важное практическое значение для успеха нашей операции. А в успехе этой операции и вообще всех наших форм поддержки афганского руководства в борьбе с терроризмом заинтересованы все, включая Россию. Так что заинтересованность с нашей стороны есть. Если бы ее не было, мы не были так благодарны России за то, что в течение последних лет мы добились не одного договора в этой сфере. Но не нужно забывать, что если транзит начинается где-то в Европе, то есть еще и другие страны, через территорию которых он будет проходить, и с ними тоже нужно договариваться. Роль России в этом транзите ключевая, но нужно договариваться и с другими государствами.

Такими проектами, как сотрудничество в рамках транзита, НАТО и Россия помогают друг другу.

- Реально ли, по Вашему мнению, что когда-нибудь Россия станет членом НАТО?

- С точки зрения Вашингтонского договора, который является Конституцией НАТО, да. 10-ая статья говорит очень просто: каждая европейская страна, а Россия такой является, может стремиться вступить в альянс. С гипотетической точки зрения, ответ: да. Но разговор на эту тему сегодня может иметь только академический характер, потому что нам ничего неизвестно о том, что руководство России заинтересовано сегодня во вступлении в НАТО. Но с точки зрения принципов, 10-ая статья гласит очень ясно.

Беседовала Юлия Снегирева, корреспондент "Интерфакса" в Краснодарском крае, INTERFAX.RU




Геннадий Гатилов: "Игра вокруг Сирии не совсем честная"



Авторизоваться | Зарегистрироваться